14:55 

Dukus Horant

Hagene der degen
Этот текст - моя гордость , поэтому не могу не перетащить.

Хотелось бы рассказать об одном интересном тексте, о существовании которого я знал давно, но смог ознакомиться сравнительно недавно. Это фрагмент поэмы “Dukus Horant”, написанной в 14 веке безвестным еврейским шпильманом и разрабатывающей один из известнейших германских эпических сюжетов. Этот текст был найден там, где вряд ли можно было этого ожидать – в генизе синагоги в Фостате (Старом Каире).
Гениза фостатской синагоги вообще была настоящей сокровищницей. В конце 19 века гебраист Соломон Шехтер обнаружил здесь огромное количество еврейских рукописей разного содержания – от библейских текстов до деловых документов и писем; эти рукописи были переданы в библиотеку Кембриджского университета, где работал Шехтер. Среди всего этого богатства и была обнаружена рукопись, в которой рядом с пятью религиозными текстами находилась поэма о Хоранде – точнее, её сохранившийся фрагмент.
Поэма написана, естественно, еврейскими буквами; язык же поэмы – средневерхненемецкий (либо ранний идиш). Сложность этого текста - в крайне необычной огласовке, идущей, видимо, от еврейского письма и делающей немецкие слова непохожими на себя. Транскрипция текста представлена здесь (при первом взгляде на эту транскрипцию у меня был едва ли не шок – казалось, одолеть это просто невозможно):
www.fh-augsburg.de/%7Eharsch/germanica/Chronolo...

В основе поэмы лежит древнегерманское сказание о Хьяднингах. Родина этого сказания – Балтийское побережье, главные действующие лица – Хаген, вождь островных ругиев, его дочь Хильда и датский властитель Хедин (в Германии именуемый Хетелем). Сюжет легенды вкратце изложен в «Младшей Эдде», у Саксона Грамматика в его «Деяниях датчан», упоминается он и в других скандинавских источниках; источники эти очень скупы и обрисовывают лишь общую схему, хотя, вероятно, существовали и развёрнутые поэтические произведения на этот сюжет. Схема эта такова: конунг Хедин похищает Хильд, дочь Хагена (сканд. Хёгни); отец бросается в погоню и настигает беглецов на острове. Разворачивается битва, в которой гибнут оба конунга и их воины. Хильд (само имя которой означает «битва») колдовством возвращает погибших к жизни, и бой возобновляется; это повторяется еженощно. Эта вечно возобновляющаяся битва именуется битвой Хьяднингов, и так будет продолжаться до самого конца света.
Развёрнутая поэтическая обработка этого древнего сказания, сильно его изменившая, содержится в немецкой поэме «Кудруна» («Kudrun», 13 век) – точнее, во второй её части. Здесь Хаген (превращённый в короля Ирландии) намерен отдать свою дочь Хильду только тому, кто во всём бы его превосходил, и карает смертью всех сватов. Хетель, правитель страны Хегелингов, засылает в Ирландию своих вассалов Вате, Фруте, Морунга и Хоранда с большим количеством людей; они выдают себя за купцов и добиваются расположения Хагена. Хоранд, искусный певец, очаровывает всех своим пением, особенно принцессу Хильду, которая тайком приглашает его в свои покои, чтобы послушать его песни. Хоранд рассказывает ей о Хетеле и склоняет её к бегству; организуется похищение, и Хильду доставляют к Хетелю. Хаген во главе своего войска бросается в погоню; разыгрывается, как положено, побоище, при этом женишок, Хетель, уже не оказывается достойным противником Хагену – получив рану, он выходит из сражения, и вместо него со свирепым стариком бьётся не менее свирепый старик Вате. Древний суровый трагический дух начисто выветривается из немецкой поэмы – кончается всё дружбой-жвачкой примирением и счастливой свадьбой Хетеля и Хильды (с согласия Хагена); у них родится дочь Кудруна – героиня основной части поэмы (тоже «закрученной» вокруг похищения, но граничащей уже с пародийностью).
Поэма «Dukus Horant», конечно, ближе к немецкой поэме, чем к скандинавским источникам, но не восходит к ней, а представляет собой полностью самостоятельное произведение. Размер, которым она написана, близок к обычной для немецкого эпоса зрелого Средневековья «кюренберговой строфе», встречаются в ней характерные для эпоса обороты. Однако эта поэма более «демократична» по духу и представляет собой не столько героический эпос, сколько авантюрный роман.
В немецкой державе, гласит поэма, был известен король по имени Хетель (будем так называть его для удобства; поэма даёт экзотический вариант «Айтана»), храбрый воин; он был прекрасен и милостив. Ему была подвластна вся немецкая земля, Ломбардия и Апулия, Сицилия и Тоскана; он носил корону Дании, ему подчинялась Испания, и король Венгрии был ему подданным. Служили ему герои со всей земли, а так же трое великанов – Витольд, вооружённый стальным прутом длиной в двенадцать клафтеров, его брат Асприан (обычное имя великана в шпильманском эпосе) и Вате из Греции, храбрый воин, который принёс смерть многим героям. Среди подданных юного короля (Хетелю 16 лет) был и датский герцог Хоранд, искуснейший певец. Однажды на охоте он сказал королю, что тому пора выбрать себе жену. Хетель, рассмеявшись, говорит, что на Троицу устроит большой пир, на котором будет держать совет об этом.
На пир является двенадцать королей, приходят и трое подчинённых Хетелю великанов. Все приносят, как положено, богатые дары – золото, серебро, одежды. На двенадцатый день праздника король обращается к присутствующим за советом – кого ему приличествует взять в жёны. Один старый герцог предлагает ему французскую принцессу, но Хетель отказывается на том основании, что её отец – его, Хетеля, вассал. Тогда выходит другой (швабский?) герцог, почтенный седой старец, который много содеял в своей юности и в искупление грехов исходил всю землю и много странствовал по морям. Он рассказывает о прекрасной деве Хильде из Греции, которая прекраснее, чем Изольда Ирландская и Елена, из-за которой погибла Троя. Её отец – свирепый Хаген (в поэме «Хагана»), храбрейший из людей, обладающий силой двенадцати воинов и не желающий отдавать дочь замуж (в этом месте текст повреждён, так что мотивы такого нежелания остаются неясными). Хетель обращается к Хоранду, говоря, чтобы тот своим сладким пением добыл для него прекрасную деву, обещая сделать его за это королём всей Дании. Хорант поначалу отказывается – он знает Хагена и не хочет лишиться жизни. Король опускается на колени перед ним и уговаривает исполнить его волю, и Хоранд решается рискнуть своей юной жизнью. Но для этого он просит предоставить ему двести воинов, позвать его брата Морунга и трёх великанов, чтобы они сопровождали его. Пусть паруса и снасти его корабля будут из шёлка, вёсла и якорь покрыты серебром, а мачты золотом; с собой надо взять много золота. Обрадованный король целует Хоранда в уста и желает ему долгой жизни с честью. Посылают за тремя великанами, которые сразу соглашаются ехать за девой для короля; строится роскошный корабль, который нагружается всем необходимым, а также золотом и серебром. Хоранд и Хетель трогательно прощаются друг с другом, и Хоранд со своими людьми отправляется в путь. Они весело едут по морю под сладостное пение Хоранда; Бог посылает им попутный ветер, и через 28 дней они достигают Греции - земли Хагена и сходят на берег. В поисках ночлега для своих людей Хоранд верхом объезжает весь город. Он встречает некоего богато одетого бюргера, который обращается к нему с вежливым приветствием и выражает готовность помочь, если он в чём-то нуждается. Хоранд кланяется ему в ноги и желает Божьей милости; он говорит, что нуждается в ночлеге для двухсот воинов, что прибыли с ним из немецкой земли; не знает ли бюргер такого человека, который оказал бы ему гостеприимство? На это бюргер обращает внимание Хоранда на тот великолепный двор, перед которым они стоят – это его дом, какой подобал бы и могущественному королю. Этот бюргер оказывается очень богатым купцом; когда же выясняется, сколько придётся спрятать в доме золота, купец заявляет, что он не может оказать им гостеприимство; но он знает другого, ещё более богатого купца, который может дать приют «изгнанникам» (каковыми Хоранд выставляет себя и своих людей). С этим вторым купцом удаётся договориться, хотя Хоранд сумел разгневать его своими сомнениями в том, что дом окажется подходящим. Проблема возникает с великанами – хозяину явно не хочется видеть у себя этих «детей дьявола», но и это каким-то образом решается (текст здесь сильно повреждён); далее следует разговор Хоранда с хозяйкой, которая заявляет, что никогда не видела столь роскошно одетых изгнанников. Затем (после небольшой лакуны в тексте) хозяин ведёт Хоранда во двор, где всё из хрусталя и золота и где есть липа с золотыми ветвями, на которой поёт птичка с сияющим опереньем – кто слышал её пение, того оставляла печаль. Потом хозяин и хозяйка ведут Хоранда в зал, где тот также видит ослепительную роскошь и великолепие. Это как бы подтверждение того, что людям Хоранда оказана здесь честь и они получат всё, что ни пожелают.
После очередной небольшой лакуны мы узнаём, что об «изгнанниках» узнали при дворе. На Троицу Хаген устраивает пир, чтобы продемонстрировать свою могущество, а заодно и дать увидеть свою дочь, которой нет равных в красоте во всём мире; прибывает множество людей и в том числе двенадцать королей, желающих увидеть красавицу. Разносится слух, что Хильда идёт в церковь; на улицах образуется страшная давка. Купец говорит Хоранду, не хочет ли тот увидеть принцессу, и тот со своими людьми покидает дом. Вместе с ним идут и великаны, причём Витольд выражает готовность перебить своим стальным прутом множество греков, на что Хоранд со смехом отвечает, что не нужно драться, а нужно вежливо предстать перед принцессой. Без драки, правда, всё равно не обходится; не совсем понятно, чем некий появившийся на улице герцог так разозлил Витольда, но великан в гневе швырнул его так, что тот пролетел поверх десяти тысяч человек, прежде чем упал на землю. Воины герцога хотели наброситься на великана, а тот взял свой стальной прут; вероятно, дело зашло и дальше (опять небольшая лакуна). Появляются Хильда и её отец Хаген со свитой. Здесь текст снова повреждён, но ясно, что Хильда заинтересовалась Хорандом; она вежливо приветствует его и кланяется ему. Когда она удаляется, Хоранд с великанами говорят о том, что более прекрасной девы они не видели; Витольд снова рвётся в драку, но Хоранд намерен покорить деву пением. Стоя под липой, он поёт так, что птицы слетаются его послушать. Хильда в своих покоях слышит его пение и, очарованная, просит одну из своих дам пойти и узнать, кто это так сладостно поёт. Затем она уже хочет, чтобы он пришёл в её покои и пел для неё, за что она согласна богато его вознаградить – дать 10 тысяч золотом. Дама передаёт это Хоранду, но тот говорит, что если принцесса хочет его послушать, то пусть сама придёт к нему под липу. Хильда так и делает – так хочется ей послушать пение Хоранда, и он поёт для неё, совершенно её очаровывая. После этого он переходит к делу, говоря о своём короле, который могуществен, прекрасен, милостив и к тому же поёт ещё лучше него; если Хильда согласится бежать к нему, то станет королевой над всей немецкой землёй. Как можно понять из сильно повреждённого текста, принцесса выражает желание достаться самому Хоранду, и тому приходится говорить, что он не может быть её мужем, но только подданным; если она согласиться стать женой его короля, то он в любое время будет петь для неё. Хильда, к радости Хоранда, в конце концов соглашается.
Хоранд говорит своим великанам, что они вместе пойдут на королевский пир (очевидно, Хоранд был приглашён королём); когда они едут по улицам, люди разбегаются, боясь погибнуть от рук великанов. Хаген с честью принимает гостей. На пиру Витольд убивает ударом кулака какое-то существо (льва?), стянувшее у него хлеб со стола. Хозяин зверя, после небольшой перепалки с великаном, бежит жаловаться королю. Неясно, что ответил Хаген. Потом начинаются песни и танцы. Что происходит дальше, понять невозможно – следует безнадёжно повреждённый фрагмент. Далее Хоранд появляется перед Хагеном с дарами и завоёвывает благосклонность короля. Хаген предлагает ему своё гостеприимство – «изгнанники» получат всё, в чём только будут нуждаться, Хаген даст Хоранду земли, и они будут союзниками. Хоранд уходит, пообещав прийти на пир на следующий день. Затем текст делается уже совершенно нечитаемым (лишь отдельные слова свидетельствуют о том, что речь идёт о Хильде – надо полагать, дело дошло до похищения), а потом и вовсе обрывается – поистине «на самом интересном месте». Можно догадываться о том, что происходило дальше и чем всё закончилось, но как именно всё случилось – это уже неизвестно. А жаль.

@темы: Dukus Horant

URL
Комментарии
2011-08-28 в 20:54 

Volker von Alzey
Я только подохренел слегка, а так я совершенно спокоен (с)
Хаген, :hlop: :hlop: :hlop: :beg:
Такое прочитать! :wow: перевести и пересказать!
Сюжет интересный, но странный... Хаген - король Греции... Нестандартно так :)

З.Ы. А что такое гениза? :shy: :shuffle:

2011-08-28 в 21:04 

Hagene der degen
Такое прочитать!

Как понимаю, Вы по ссылке ходили? ;)

Нестандартно так

По тем временам не так уж и нестандартно. :)

URL
2011-08-28 в 21:11 

Volker von Alzey
Я только подохренел слегка, а так я совершенно спокоен (с)
Как понимаю, Вы по ссылке ходили?
Ходила. Вернулась с благоговейным ужасом :alles:

По тем временам не так уж и нестандартно.
Ну да, мешанина стран и названий... Но на троне Ирландии Хагена всё-таки легче представить, чем Греции. ИМХО :)

2011-08-28 в 21:16 

Hagene der degen
Гениза это помещение, куда складывались пришедшие в негодность свитки и книги со священными текстами, которые нельзя уничтожать (потому что они содержат имя Бога). В Каирскую же, похоже, вообще складывали всё подряд, так что получился архив с очень разным содержанием.

URL
2011-08-28 в 21:19 

Hagene der degen
Но на троне Ирландии Хагена всё-таки легче представить, чем Греции.

А то, что Хаген нибелунговский - потомок троянского рода? :) В Тидрексаге он постоянно зовётся Хаген из Трои. Почему бы другого Хагена не сделать греком? :-D

URL
2011-08-28 в 21:22 

Volker von Alzey
Я только подохренел слегка, а так я совершенно спокоен (с)
Гениза это помещение, куда складывались пришедшие в негодность свитки и книги со священными текстами, которые нельзя уничтожать (потому что они содержат имя Бога).
Спасибо :) То есть и есть нечто вроде архива...

А то, что Хаген нибелунговский - потомок троянского рода? В Тидрексаге он постоянно зовётся Хаген из Трои. Почему бы другого Хагена не сделать греком?
Мне всегда казалось, что греки и троянцы - две вещи несовместные... :crznope:

2011-08-28 в 21:26 

Hagene der degen
Так Хагены-то разные... :D

URL
2011-08-28 в 21:36 

Volker von Alzey
Я только подохренел слегка, а так я совершенно спокоен (с)
Так Хагены-то разные...
Ну, как бы ясно, что не один :lol: Но выходит интересно - Хагены из разных, враждебных родов :)

2011-08-28 в 21:38 

Hagene der degen
Но оба свирепые. :viking2:

URL
2011-08-28 в 21:43 

Volker von Alzey
Я только подохренел слегка, а так я совершенно спокоен (с)
:rotate: Это точно! :lol:
Всё-таки имя свою роль играет ;-)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Auf der Wacht

главная